Remark

Социальная грамматика и проблема личности

Социум и личностьСоциум и личность

Изучение самых разных человеческих обществ и культур выводит нас на нетривиальный факт. Все тонкости межличностных взаимодействий скорей всего следуют одной и той же системе межличностных правил, наподобие того, как все человеческие языки следуют неким общим структурам генеративной грамматики, исследованной школой Н.Хомского.

В каждом обществе присутствуют две культуры – элитарная господская (в стоической или гедонистической манере) и реалистическая угнетенных низов. «Две культуры» одного общества друг с другом находятся в сложных отношениях антагонизма и взаимовлияния (обмен мемов вверх и вниз по социальной пирамиде). Кроме того, между ними существует значительная гетерохрония – в первой доминируют модернистские формы и стили, вторая – конгломерат архаики и авангарда.

Во всех известным обществах – первобытных, традиционных и даже модерных, – взаимодействия людей воспроизводят одни и те же типы ситуаций. Люди дают отпор агрессорам и сами применяют насилие, всегда необходимое для достижения своей (но не общей) цели, утешают огорченных или сами становятся объектом утешения, убеждают других на что-то решиться и сами оказываются субъектом чужого убеждения (Эйбль-Эйбесфельдт, 1995).

В подобных ситуациях диалога, конфликта и/или согласия люди следуют определенным стратегиям поведения. Именно «типичные» стратегии поведения дети разыгрывают в играх «в папу», «в магазин», «в войнушку», причем детское разыгрывание «взрослых» стратегий поведения в обществе одинаково, в какой среде они бы ни воспитывались.

У детей пусковые стимулы для действий в некоторой (игровой) ситуации связаны с «первым миром» по Попперу – это определенные поступки или эмоциональные восклицания непосредственных участников ситуации, из которых специфический ответ следует «самой силою вещей» (Горелов, 2003). У взрослых пусковые стимулы уже слова, но воспринимаемые не осмысленно, а как речевой штамп, у которого одно назначение – запуск определенной модели (стратегии) поведения и «оценка достигнутого» (успешно или нет).

По предположению Й.Эйбль-Эйбесфельдта (1995) существует своего рода «всеобщая грамматика» социальных взаимодействий. Она организует речевое, ритуальное и всякое иное поведение людей и, как таковая, она может быть сопоставлена напрямую с идеей «врожденных грамматических структур» Хомского, – врожденных механизмов, порождающих «конструирование» пусковых штампов сообразно ситуации и (главное) нормам родного языка. Разница лишь в том, что соответствующие универсалии не «врожденны» в смысле преформированности, но представляют собой продукт самоорганизации социальных структур в некотором семантическом поле.

Возможности дифференциации ролей в человеческом обществе также ограничены, как в сообществах животных, а набор стратегий поведения также постоянен и столь же строго соответствует роли и функции (Элиас, 2001). Не случайно само слово persona вначале означало театральную маску, личину индивида, затем в средневековье – его правоспособность и достаточный социальный статус. Как писали тогда – servus non habet personam.

Действительно, «личность…есть понятие социальное, оно охватывает надприродное, историческое в человеке. Оно неврожденно, но возникает в результате культурного развития [индивида в определенной среде общественных отношений, репрезентированных определенными персонами – мамы, папы, брата, Буратино, Мальвины, ляпиков, злохвостов и пр. героев внешнего мира ребенка – Вольф Кицес]. Понятие о личности есть… социальное, отраженное понятие, строящееся на основе того, что ребенок применяет по отношению к себе те приемы, приспособления, которые он применял по отношению к другим… Личность есть социальное в нас» (Словарь Л.С.Выготского, 2004: 53).

«Внутри» индивидов в сообществах животных, думаю, «ничего социального» нет и не будет до появления сигналов-посредников, способных «загрузить» социальное в их внутренний мир. Не случайно понятие о «я» у ребенка не просто развивается из понятия о других. Ребенок «учится своему «я» в игре, создавая фиктивные точки идентификации – центры «я»: irde социальная природа «я» (Словарь Л.С.Выготского, 2004: 105).

Причем источник собственного «я» – «понятие о других» не может появиться через наблюдение и размышление, необходимо личное участие в игровой деятельности, а поскольку ложные точки идентификации соответствуют ролям в некотором («разыгрываемом» и детьми сообществе или ситуации) не существует личности, отдельной от общества в онтологическом и экзистенциальном плане.

Привычное этологам подчеркивание нечувствительных переходов между сообществом организмов и колонией давно пора распространить на человека. Личность – это, по сути, столон, обособившийся на определенном участке тела «общественного организма» и дифференцирующийся в определеного зооида. Во взрослом состоянии он обретает свободу выбора и связь с «колонией» в отличие от гидроидов или муравьев осуществляется чисто коммуникативно, но до этого он сохраняет генетическую (от слова «генезис») связь с той «областью» «общественного организма», из которой произошел.

Впрочем, ограниченность гиперпространства социальных ролей в обществе не надо путать с растущей возможностью личностного совершенствования, которую дает социальный и технический прогресс: он раздвигает «рамки» возможной индивидуализации, увеличивает допустимый уровень рефлексии и самопознания в исполнении определенной роли. Например, многие потенциально талантливые художники в силу чисто моторных ограничений неспособны освоить рисование карандашом или кистью. Появление компьютерной графики, рисовальных программ позволяет им полностью реализовать свой талант, также как свобода редактирования и манипуляции текстовыми блоками в редакторах вроде Word позволяет реализовать писательский талант людям, неспособным писать и переписывать от руки много черновиков подряд (Бабаева, Войскунский, 2003).

Источники

Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., 2003. Одарённый ребёнок за компьютером. М.: Сканрус. 336 с.

Горелов И.Н., 2003. Избранные труды по психолингвистике. Серия «Филологическая библиотека». М.: изд-во «Лабиринт». 320 с.

Словарь Л.С.Выготского, 2004. / Под ред. А.А.Леонтьева. М.: Смысл. 119 с.

Эйбль-Эйбесфельдт И., 1995. Биологические основы эстетики// Красота и мозг. Биологические основы эстетики. Под ред. И.Ренчлера, Б.Херцбергера и Д.Эпстайна. М.: Мир. С.29-73.

Элиас Н., 2001. Общество индивидов. М.: изд-во «Праксис». 396 с.

Комментарии

Нет комментариев к данной статье.

Комментарии

Поля обозначенные как * требуются обязательно. Перед постингом всегда делайте просмотр своего комментария.